+7 (903) 778-05-90
pilotazh@gmail.com

И НА ТЕБЯ СО СТЕН – СМОТРЯТ БОГИ!

ПШ: Александр, расскажите с чего началась Ваша режиссерская работа?

АК: Еще учась в школе я начал фотографировать. Вообще, в то время я занимался художественной фотографией и все другие возможные направления меня не интересовали. Единственным местом, в котором велся набор на интересующую меня специальность, был Институт Культуры. Факультет «руководитель самодеятельного кино и фото коллектива». После поступления стало понятно, что ничему новому меня научить нельзя, я оказался крайне образованным в своем деле молодым человеком, а когда институт закончился, выяснилось, что вся кино и фото клубная система развалилась. Реальность была такова, что пришлось искать себе другое занятие. Так, я познакомился с кино, стал работать в музее кино, а однажды решил попробовать и поступил во ВГИК (не с первого раза, разумеется).

ПШ: Назовите три фильма, которые повлияли на Вашу жизнь?

АК:

  1. Иллюзионист и стрелочник
  2. Летят журавли
  3. Торпедоносцы

ПШ: Ваше личное творчество – фотография, насколько нам известно. А что фотография для вас? Зачем? Для чего?

АК: Мой кармашек. Я этим не зарабатываю, не участвую в выставках и в принципе, мало, кто мои работы видел или о них знает. Это так сказать just for hobby. Hobby! То, что приносит удовольствие. Там нет ни продюсеров, ни группы, ты ни от кого не зависишь. Это творчество личное, потому что оно только твое.
Долго не брать фотоаппарат в руки я могу только в том случае, если у меня какие-то проблемы. Последнее время хочется снимать людей. Незаметно! Чтобы эмоции и локации были случайными и очень разными. Я как бы подсматриваю. Режиссер же ведь- наблюдатель. И, кстати, в фотографии мне часто неплохо удается подсмотреть, увидеть и зафиксировать.

ПШ: Как думаете, хороший режиссер может НЕ уметь рисовать?

АК: Конечно. Я, например, рисовать не умею, а хорошим режиссером вполне себя считаю. Понимаете, в наше время кино перестало быть элитарной профессией. Не обязательно где-то учиться, чтобы быть режиссером. Если в голове есть видение, бери фотоаппарат или телефон и снимай. Тут существует только один вопрос- вопрос идей. И соревнуются в этом деле не качества, а смыслы.

ПШ: Как тогда Вам удается объединить вокруг визуальной идеи большое количество специалистов ?

АК: Ну, я же фотограф в первую очередь. Я вижу! Я вижу кино, кадры. Мне для этого не обязательно уметь рисовать. Режиссер тот человек, который называет себя режиссером, вот и все. Хочешь снимать – снимаешь. Будет ли это кто-то смотреть – другой момент.
Хотя, я считаю, любое кино найдет своего зрителя.

ПШ: С кем Вам нравится работать?

АК: Хмм.. Мне нравится работать с теми, с кем не нужно изображать из себя крутого режиссера. С теми, с кем легко и комфортно, я таких людей называю друзьями.

ПК: Вам часто приходится быть вдохновителем на площадке, а что вдохновляет Вас ?

АК: Чужие фильмы, ночные прогулки по бульварному кольцу, неожиданные взгляды и ничего неделание.
Уверяю вас, если бы существовал магазин вдохновения, туда стояли бы длинные очереди.

ПШ: Видели рейтинги фильма «Елки»? Каковы Ваши мысли по этому поводу?

АК: Видел. Я привык к «Елкам», обожаю наш съемочный коллектив, и, поэтому снова буду снимать их буквально через три дня. Мне приятно поработать над чем-то таким после тяжелого кино. Конечно, понимаю, как странно вписываются в мою безумную фильмографию «Елки», но ни капли этого не стесняюсь.

ПШ: Как Вам кажется, чему должно учить кино?

АК: Ничему. Кино по сути своей аморально. Профессия сама по себе грешная.
Это нужно просто смотреть и временами чувствовать, учиться у кино не стоит.

ПШ: Что для Вас абсолютное счастье?

АК: Ничего не делать!

ПШ: Опишите себя тремя словами?

Тихий

Уютный

Мешок.